anna_bpguide (anna_bpguide) wrote in bellezza_storia,
anna_bpguide
anna_bpguide
bellezza_storia

Categories:

Векерлетелеп, город-сад. 3.

Оригинал взят у anna_bpguide в Векерлетелеп, город-сад. 3.
Вот он, Векерлетелеп, по прошествии почти 90 лет:



Начало: Векерлетелеп, город-сад. 1. 
Продолжение: Векерлетелеп, город-сад. 2. 


На центральную квадратную площадь выходят парадные фасады домов.
Внизу – лавки, выше – жилье. Три жилых этажа максимум.


Непременно черепичные крыши.



Площадь замкнутая, отходящие от нее улицы перекрыты арками.

Получается этакое материализованное воспоминание о городах Средневековья с их оборонительным характером,
но рассчитанное на жизнь в условиях развитой городской цивилизации.



Фото из Википедии

Грубый камень в основаниях стен, арки в роли основного конструктивного элемента,
черепичные крыши – все это оттуда, из старой истории.



Общая планировка в традициях симметричного как кристалл «идеального города»,
как мы видели – из итальянского Ренессанса.



А установка на наибольший комфорт для каждого отдельного жителя – это уже «современность»,
это уже из того общего для всей Европы настроения уверенности в неизбежном будущем благополучии,
которое дало повод Стефану Цвейгу назвать последние десятилетия перед Мировой войной
«золотым веком надежности».

Это школа, одна из четырех, построенных к 1914 году:



На фотографии 1909-1913 г. она в левом верхнем углу.


А в центре этой старой фотографии – оплот порядка, полицейское управление.



Фотографии строений Векерлетелепа. 1909-1913 г. 

Так выглядит оно сейчас:



Полицейское управление

А так – на открытке 1912 года:



Открытка с видом Кишпешта 

В городке много зелени, в отличие от современной ему застройки центральных районов столицы.



Это была принципиальная установка:
нельзя людям жить без зелени деревьев, без шума листвы,
без запаха цветов.
Нельзя!



И дело даже не в том, что в центре города зелени мало. Ее не мало – вполне достаточно.
Но в самом Будапеште, как и в Париже, и в Лондоне, сплошная городская каменная застройка с крохотными вкраплениями
одиночных деревьев или вазонов с цветами чередуется с большими участками, отведенными только под зелень –
природными резервациями в виде садов, парков и скверов.

А здесь по деревенской традиции «человеческое» и «природное» нарезано мелко и перемешано старательно:
дерево – дом, лавка – куст, дорожка – грядка.

В первые же годы в Векерле было высажено 50 тысяч деревьев и 16 тысяч – фруктовых деревьев.
Ну, а герань на окнах жильцы завели уже себе сами: без этого никак.



А вдоль заборов насадили кусты красной смородины, причем в 1917 году урожай ее оказался настольно хорош,
что жильцы, продав смородину, вернули до четверти годовой арендной платы.

Кстати, про 17-й год.
Война, однако.
Вот такие картинки должны служить фоном для разговора о городском строительстве
Будапешта в начале ХХ века:



Плакат 

Хронология Первой мировой и история европейского градостроительства
в голове совмещаются с трудом, честно говоря.

Здание купален Геллерт в Будапеште, одной из двух столиц Австро-Венгерской монархии,
закончено строительством в 1918 году. 

И в том же 1918 году разворачивается восстание австро-венгерского военно-морского флота,
число дезертиров из армии к октябрю достигает 250 тыс. человек,
в самом Будапеште разгорается вооруженного восстания против монархии Габсбургов,
в ходе которого взбунтовавшиеся солдаты убивают премьер-министра Венгрии графа Иштвана Тису.
Открытие роскошных купален и распад монархии – события одного и того же года…

Глядя на домики Векерле, ни о чем подобном не думаешь.



Вот такие они – тщательно прорисованные, любовно построенные…



…с деревянными декоративными деталями в большом количестве:



Карой Кош, главный архитектор проекта Векерле, выбрал именно такой, «трансильванский» стиль:
нарядно, уютно, но без лишнего пафоса.



Сейчас его именем названа та самая квадратная центральная площадь Векерле.

Мы гуляли по Векерлетелепу летом – вполне живой городок, не заброшенный, не искаженный позднейшими модернизациями.
Вот, даже столбы с проводами здесь вполне «аутентичные»:



В местной телевизионной «Санта-Барбаре», бесконечном сериале «Barátok közt»,
Векерлетелеп – картинка с заставки и место действия:



Но что-то смущало в этом уютном и обжитом мире, что-то тут казалось явно отсутствующим, неправильным.
Потом сообразили.

Гендерная картина, которую держали в уме авторы Векерлетелепа – неполная.
Здесь есть скверы для прогулок с младенцами, дворики для детишек,
пивные для взрослых мужчин и кондитерские для взрослых женщин, церковь для тех и других,
уютные тенистые уголки с лавочками для стариков и старушек.

Кто пропущен? Правильно, подростки.

Как и в идеальном городе Альберти, в идеальном мире Векерле настоящим населением считаются взрослые,
в крайнем случае – взрослые и их малые дети. Взрослому здесь есть чем заняться,
и есть где отдохнуть.
Подростку приткнуться некуда.
Не для него пивная («Молод еще!»), не для него детские песочницы («Что я, маленький?!»).
Ни стадиона, ни танцплощадки.
Куда тинэйджеру податься?

Может, проектировщики полагали, что он пойдет в церковь? Церковь-то есть…



Подростки мстят.
Издалека казалось, что этот торжественный портал украшен разноцветной мозаикой.
Подошли – разноцветными, но бездарными граффити:



И это не частная ошибка проектировщиков Векерле.
Это результат их следования общественному запросу.

Австро-Венгрия с ее старым императором – старое государство,
и молодость здесь подозрительна.



Ни одного молодого лица…

У Цвейга, наблюдательного современника заката империи, об этом хорошо сказано:
«В ту эпоху солидности каждый, кто хотел выдвинуться, должен был использовать любую маскировку,
чтобы выглядеть старше. Газеты рекламировали средства для ускоренного роста бороды;
двадцатичетырех- или двадцатипятилетние молодые врачи, которые только-только сдали экзамен,
отращивали окладистые бороды и носили, даже когда в этом не было необходимости,
золотые очки, лишь бы у своих первых пациентов создать впечатление "опытности"».



Frantisek Brunner-Dvorak 

Барышням, похоже, быть юными дозволяется.
Мужчины – как раз такие, о которых пишет Цвейг – солидные и с бородами.
Таков был «дух эпохи»: «…на любом поприще молодость являлась недостатком,
а старость – достоинством».

Провести старость в Векерле – надо полагать, прекрасно. 
Когда мы гуляли по его улочкам, он показался милым и вполне уютным.
Но я не уверена, что он так же понравился бы мне, попади я в него в шестнадцать лет.



Уют, порядок, благонравие и спокойствие – ценности, о которых тинейджеру знать не положено.
И поэтому Векерлетелеп, построенный в начале ХХ века, оказался не моделью будущего,
а сразу – памятником прошлого.
Его любят (фраза с местного сайта, вынесенная в эпиграф,
«Kispest a világ közepe, és Wekerle Kispest szíve», переводится так:
«Маленький Пешт – центр мира, а Векерле – его сердце»),
за ним ухаживают, его чистят и моют…



Фото с сайта Векерлетелепа 

Но города все же стоят по-другому.

Фото: Максим Гурбатов

Wekerletelep
Будапешт, XIX район.
По 3 (синей) ветке метро до станции Hatar ut
или на 99 автобусе от Blaha Lujza tér прямо к площади Кароя Коша (Kos Karoly ter).




Tags: 20 век, история архитектуры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments