vittasim (vittasim) wrote in bellezza_storia,
vittasim
vittasim
bellezza_storia

Categories:

Александр Колдер. Ретроспектива. Проволочная скульптура

В ГМИИ им. Пушкина проходит выставка «Александр Колдер. Ретроспектива. Из собрания Фонда Колдера и других частных коллекций». Белый, наполненный приглушенным светом зал, в котором расположена часть экспозиции, был полон звуков: не привычных, музейных шорохов и шепотов, а других, залетевших сюда из иных сфер. Переливчато, ежеминутно меняя ритм и мелодию, звучали колдеровские мобили. Что-то рассказывали посетителям или просто болтали друг с другом проволочные скульптуры. И только стабили были полны молчаливой значительной монументальности, насколько можно было сохранить эту значительность и монументальность уменьшенным в разы копиям.



Кроме звуков все в этом зале призывало, требовало, соблазняло к тактильному контакту. Руки сами, непроизвольно, тянулись к хрупким объектам (хочется сказать – созданиям), предусмотрительно установленным в не зоны досягаемости.



Сказочник, создавший этот удивительный мир движений, плоскостей, красок и оживших в воздухе от легкого прикосновения ветерка или дыхания линий, Александр Колдер уже в детстве имел свою студию, устроенную в подвале дома и набор инструментов, торжественно врученных юному фантазеру отцом. Да и как могло быть иначе: правнук резчика надгробий в родной Шотландии; внук создателя гигантских скульптур пионеров американского запада; сын автора символов Нью-Йорка и Амстердама - «Девы-Звезды» и «Венеры с руками» не мог остаться в стороне от столь мощного влияния семейных ценностей.



Не остался и… остался – одновременно. Да, скульптор, но скульптор, не продолжающий семейные традиции, а скульптор, совершивший прыжок в совсем другую реальность, в то зазеркалье, где линия не лежит на плоскости, а свободно парит в пространстве; где скульптура, забыв о законах статики, играет в воздушных потоках, подобно легкомысленным рыбкам или листьям инопланетных растений.



Самыми ранними произведениями, представленными на выставке, являются проволочные скульптуры. Они родились из той самой детской мастерской; из украшений для капризных кукол сестренки, слепленных из мелких кусочков дерева, кожи, проволоки. Колдер не хотел смешивать свои осязаемые видения с многовековой армией скульптуры, и называл свои произведения объектами. Его объекты, проволочные скульптуры, можно назвать –« Линии Колдера»; так же, как и стабили – «Плоскости Колдера»; а мобили – «Плоскости и линии Колдера». Линия Колдера извивиста, непредсказуема, свободна. Она летит в пространстве подобно сорванному листу, но траектория ее полета рождает образ, легко узнаваемый, полный смысла и…веселья.



Не удивительно, что молодой человек, который все детство возился с разными железками, выбрал технический вуз - Технологический институт Стевенса в Нью-Джерси. Позднее пробовал себя в разных специальностях: был и инженером-гидравликом, чертежником, хронометристом и механиком на корабле, пока судьба не вернула его на семейную стезю. Колдер учится на художника в Нью-Йорке и работает в "Национальной полицейской газете» художником. Выполняя задание редакции, Колдер две недели приходил в цирк Барнума и Бейли, зарисовывал выступления циркачей. В результате рисунки оказались не востребованы, но Кольдер заболел цирком.


«Акробат» 1929г Дерево, проволока. Фонд Колдера, Нью-Йорк.

Хрупкая талия; тяжелые бедра; волосы, жиденьким водопадиком ринувшиеся вниз. И кажется, вот, вот, вслед за водопадиком волос гимнастка рухнет вниз, не смотря на мощные бицепсы и железную хватку партнера.


Акробаты. 1927 Дерево, проволока. Фонд Колдера, Нью-Йорк. Дар Катерины Мерл Смит Томас в память о Ване Санта Мерл 2010.

Другой ракурс и- начинается колдовство Колдера. Гимнастка почти вся влилась в тонкую, извилистую линию, подчеркивающую ее хрупкость, а акробат развернул к зрителю всю свою гимнастическую мощь.


Акробаты. 1927 Дерево, проволока. Фонд Колдера, Нью-Йорк. Дар Катерины Мерл Смит Томас в память о Ване Санта Мерл 2010.

Любовь к цирку вылилась в Цирк Колдера. Сколько деткости было в этом могучем человеке, одержимом желанием оживить то, что оживить нельзя. Колдер создал свой цирк. Там было все: миниатюрная арена и множество артистов, сделанных из проволоки и резиновых трубок. Пять чемоданов вмещали это цирковое богатство, а сам создатель устраивал веселые представления всем желающим.


Арена цирка 1929 Дерево, проволока, краска. Фонд Колдера, Нью-Йорк

Три пары артистов и у каждой пары – своя история. В отличие от предыдущей пары акробатов левая пара акробатов слита воедино. Никаких слабеньких водопадиков – один общий порыв, объединивший мощь нижнего и невесомость верхнего артиста.


Арена цирка 1929 Дерево, проволока, краска. Фонд Колдера, Нью-Йорк

Как писал Колдер в 1929 году: ««Собственно, есть одна вещь, которая связывает их с историей. Это один из законов художников-футуристов, который выдвинул Модильяни, заключающийся в том, что один объект не должен теряться из виду за другим, а должен быть виден за ним, и это происходит за счет того, что первый объект становится проницаемым. Проволочная скульптура доводит эту идею до конца в наиболее решительной манере».


Арена цирка 1929 Дерево, проволока, краска. Фонд Колдера, Нью-Йорк

В этой сценке примечательна еще одна пара артистов: они статичны - он - сидит на тумбе, но сколько усталости  в этой сильной фигуре. Она стоит у шеста и, в противовес сидящему - сама легкость, которая сквозит в пышной юбочке. кудряшках. бантике, во всей ее, чуть согнутой фигурке, готовой в любую минуту сорваться и убежать. О чем говорят эти двое, разъединеные не только шестом?


Арена цирка 1929 Дерево, проволока, краска. Фонд Колдера, Нью-Йорк

Колдер любил изображать пространственные портреты своих многочисленных друзей. Иногда он подвешивал эти работы к потолку, и тут начиналось очередное колдовство художника: легкие объекты начинали двигаться в пространстве, повинуясь изменчивым воздушным потокам. Вместе с объектами начинали скользить по стенам тени, переплетаясь, свиваясь в клубок, оживляя портрет, меняя его до неузнаваемости, создавая еще одно, единственное в своем роде, произведение.


Без названия. Около 1929г. Проволока. . Фонд Колдера, Нью-Йорк

Еще один портрет: черные вишенки глаз; густая щеточка усов; слегка обвисшие щеки, смешной хохолок надо лбом и удлиненный нос -  друг Колдера Фрэнк Крауниншильд, редактор известного в Нью-Йорке журнала мод «Венди Фер». Крауни, как называла его друзья, прославился тем, что журнал мод превратил в журнал для интеллектуалов, в котором печатались рассказы современных американских писателей, статьи по искусству, в том числе и о творчестве Колдера.


Фрэнк Крауниншильд 1928г Проволока Фонд Колдера, Нью-Йорк

Фрэнк Крауниншильд был коллекционером, его интересовали: французская живопись, импрессионисты, постимпрессионисты, предметы африканского искусства.


Фрэнк Крауниншильд 1928г Проволока Фонд Колдера, Нью-Йорк

Вот еще одна фигурка – обезьянка, которая подвешивается к потолку и оживает от колебания воздуха, начинает крутиться, вибрировать.


Обезьяна. Около 1928г. Дерево, проволока. Фонд Колдера, Нью-Йорк. Дар Сандры Колдер – Дэвидсон 2010.

Проволочные работы Колдера не сразу были приняты критиками, которые не считали эти живые, четко очерченные в пространстве фигурки произведениями искусства. Одна из критиков писала :»На самом деле видно, что парень талантлив, но интересно, что папа думает по этому поводу?». Академику скульптуры, папе, в отличие от критиков, работы сына нравились, не смотря на их абсолютное новаторство.Но, когда проволочная скульптура начала, наконец, завоевывать любовь критики и зрителей, Кольдер отказывается от этого направления и уходит в абстракцию.


Чайка 1927г . Дерево, проволока. Фонд Колдера, Нью-Йорк

Еще один портрет, прославивший Колдера.Легкая фигурка с козырьком надо лбом, в развевающейся юбке, с теннисной ракеткой –продолжением руки –Хелен Уиллз-Муди, которая на протяжении более чем полувека считалась лучшей теннисисткой всех времён и народов. Ее заслуги перед спортом впечатляют: двухкратная олимпийская чемпионка; с 1927 по 1932 год она не проиграла ни одного сета в одиночном разряде и прекратила свою спортивную карьеру только из-за болей в спине. Ее манера игры – мужская, была уникальна в то время. Хелен Уиллз изменила спортивный костюм. делав его более удобным: она отказалась от корсета, укоротила юбку, стала надевать кофту с короткими рукавами и использовать солнцезащитный козырек. Все особенности костюма тениссистки, быстрые, стремительные движения Колдер изобразил своими летучими проволочными линиями в пространстве.


Хелен Уиллс 1927г Дерево, проволока. Фонд Колдера, Нью-Йорк. Продана по завещанию Мари Колдер- Ровер в 2011г

Работа, представленная на выставке, называется «Хелен Уиллс 1». На следующий год Колдер опять вернулся к этой теме, создав «Хелен Уиллс 2». Если в первой работе главнуй задачей было передать черты персонажа, то в «Хелен Уиллс 2» Колдер попытался решить для себя новую задачу, ставшую впоследствии определяющей: он попытался передать энергию движения.


Хелен Уиллс 1927г Дерево, проволока. Фонд Колдера, Нью-Йорк. Продана по завещанию Мари Колдер- Ровер в 2011г

К концу 20х годов Колдер попытался перенести свою пионерскую манеру изображения на традиционную тему, столь популярную у художников – для очередной своей композиции он взял древнегреческий мифологический сюжет «Геракл со львом». Колдер выбрал первый из двенадцати подвигов Геракла, в котором Герой должен был убить огромного, с непробиваемой шкурой, Немейского льва. С чудовищем можно было расправиться только одним способом – задушить, что и пришлось Гераклу сделать. Колдер изобразил самый трагический момент битвы – лев жив, но силы уже оставляют его.


Геракл со львом. 1928г Проволока. Фонд Колдера, Нью-Йорк

Как трогательно беспомощны повисшие в воздухе кошачьи, мягкие лапки льва и тонким шнурком обвисший хвост, и. в то же время – сколько мощи в плоских ступнях Героя.


Геракл со львом. 1928г Проволока. Фонд Колдера, Нью-Йорк

Как четко, точно показан Геракл: мощная грудь и руки; низкий лоб, маленькие глазки и широко раскрытый в крике рот; и даже распластанная на его груди лапа (хочется сказать – лапка) льва подчеркивает мощь и величие героя. Лев же превратился в клубок невнятных линий (движений?) –и только кудрявая грива слегка намекает на наличие его запрокинутой  морды.


Геракл со львом. 1928г Проволока. Фонд Колдера, Нью-Йорк


Геракл со львом. 1928г Проволока. Фонд Колдера, Нью-Йорк


Геракл со львом. 1928г Проволока. Фонд Колдера, Нью-Йорк

Объект «Геракл со львом» тоже подвешен к потолку и его вращение, чутко отзывчивое на легкое дуновение воздуха, усиливает впечатление о борьбе и скором исходе этой борьбы. Линии сплетаются в живой узор сиюминутно изменчивый и…красноречивый, как сложный, неразгаданный иероглиф. Но, очередное чудо Колдера, чем дольше вглядываешься, тем отчетливее проступают отдельные детали, несущие собой разгадку этого иероглифа


http://www.livejournal.com/magazine/955426.html
http://www.calder.org/life/historic-films
http://www.kommersant.ru/doc/2729444
http://ru.knowledgr.com/00150138
http://www.arts-museum.ru/events/archive/2015/calder/rower/
Аудиозапись экскурсии
Tags: 20 век, выставки, скульптура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments