zalgalina (zalgalina) wrote in bellezza_storia,
zalgalina
zalgalina
bellezza_storia

Category:

Моя любимая художница.

Оригинал взят у zalgalina в Моя любимая художница.


Развиртуализация всегда чревата. Можно разочароваться, можно остаться совершенно равнодушным, но можно и поблагодарить Интернет за то, что он свёл тебя с удивительным человеком, к которому  ты теперь можешь запросто ездить в гости, общаться по телефону, и самое главное, - радоваться, что нашел родственную душу.
 Знаю, что многие уже знакомы с tamikus в ЖЖ и Tatyana Kusaylo и tuntala в Фейсбуке. А кто не знаком, представляю - Татьяна Кусайло - киевская художница, красивая женщина и замечательная творческая личность.

Совершенно не помню, как я "набрела" на Татьянин журнал, - было это очень давно. Но хорошо помню, как меня сразила наповал акварель, изображающая цветущий шиповник. Я сразу же поняла, что так рисовать может только художник, умеющий заглянуть в душу цветка так, чтобы он раскрыл свои тайны. Танин журнал оказался очень интересным. Она показывала не только свои рисунки, она рассказывала о своих прогулках и поездках, о своих родителях. Кроме того, я почувствовала, что Татьяне я тоже  интересна. И потому, наверное, мы стали ЖЖ-шными "друзьями".


Когда я в очередной раз выбралась в Киев, Татьяна предложила мне встретиться. Я, конечно, немного волновалась. Ведь нам, как правило, общаясь в Интернете, всегда хочется показать себя как можно лучше. Потому я боялась взаимного разочарования. Но когда меня дружески обняла очень приятная, со вкусом одетая, с радушной улыбкой на лице, милая-милая женщина, я поняла, что бояться нечего. И с удовольствием вошла в Татьянин дом.
То, что это квартира художников, было видно с самого порога. Каждый из этих предметов так и просился для художественной композиции, или же для натюрморта.


Мне, конечно, хотелось вести себя культурно и неудобно было рассматривать всё то, что меня окружало. На краем глаза я подмечала и Рублёва, и Византийскую живопись, и моего любимого Серафима Саровского. Всё это говорило о широте интересов хозяйки.


Видя моё смущение, Таня достала одну из огромных папок, которыми был, в буквальном смысле уставлен весь балкон, и, зная мою любовь к цветам, начала показывать свои цветочные акварели. А их было множество!



Акварели были превосходные. По собственному дилетантскому опыту я знала, что техника акварели очень сложна. Во-первых, акварель не прощает ошибок, и рисовать нужно очень быстро. А во-вторых, - масса ньюансов: сорт бумаги, кисти, профессинальные краски и т.д. и т.п. Честно говоря, я вынашивала мысль, что Таня поделится со мной своими секретами. Но обо всем этом я забыла, когда передо мной оказались не "интернетовские", а "живые" картины.



Ах, какие это были цикламены! Казалось, что это не цветки, а изящные, нежные бабочки стайкой слетелись на лист бумаги. А ведь это и была суть этого растения. Как же он радует наш взор в холодное время года и напоминает нам о лете. С каким мастерством  передана фактура и цвет листьев цикламена. И все это, одним-единственным прикосновением акварельной кисточки!
Шикарные весенние гиацинты источали свой сладкий аромат увяданья, на который слетались метелики. И это было так жизненно, так живо и правдиво...



Мне хотелось, чтобы эта феерия цветов не прекращалась. И Татьяна доставала всё новые и новые листы из толстенной папки. Сколько же в ней было труда. И сколько таланта!



Я обращала внимание на то, как тонко была подмечена Татьяной сущность красного мака. Для меня этот цветок всегда ассоциировался с легендой о том, что он вырастает там, где была пролита хоть одна единственная капля крови. Потому здесь нет места зелени, здесь должно быть только красное и черное...
А какая весна! Как дрожат эти сережки на ветру! "Уронит ли ветер в ладони сережку ольховую..."



А перед этими флоксами я, вообще, замерла, настолько они были живыми. Казалось волшебством такая тонкая и верная передача цвета. Уж цвета флоксов я хорошо знала. Это был один из самых моих любимых цветков.



Очевидно, услышав мои восторги, к нам неожиданно присоединился муж Татьяны.  Я сразу же поняла, что он очень гордится своей талантливой  супругой. А по тому, как он начал комментировать Танины акварели, я поняла, что в семье есть еще один профессиональный художник.



Оказавшись среди двух художников, я совсем растерялась. Мне казалось, что  сейчас я должна заговорить о цвете, о воздухе, о перспективе, то есть о всем том, что я могу только чувствовать, а не выражать словами. Но, к счастью, я была гостьей в семье не только таланливых, но и очень душевных людей. Мы переместились на кухню, где в честь меня Таня спекла вкуснейший торт. За бокалом сладкого вина я разговорилась так, что даже насмелилась попросить Таниного супруга показать мне его мастерскую.



Если бы я тогда знала, что  общаюсь со Львом Маркосяном, о котором потом прочитала в Интернете, что он - "редкий художник и редкий человек. Редкий – по дару и обаянию живописи,  по характеру, и еще редкий, потому что выставляется очень уж редко. Вероятно, поэтому не позволяет к себе привыкнуть и всегда удивляет", то, конечно же, не упустила возможности как следует рассмотреть всё, что увидела в Мастерской. художника. Но и то, что я увидела, запомнилось надолго.
Во-первых, я из цветочного, земного рая попала в какое-то совсем другое измерение. Не вверх, а куда-то "над", или "за", или же внутрь себя.  С этим было трудно разобраться. Густой запах масляных красок и так
ие же густые, физически ощутимые мазки на холсте усиливали это впечатление.



И еще - цвет. Густой, насыщенный цвет. Работы были, явно не законченными, но они очень впечатляли.


Каждая деталь вызывала какие-то свои, лично мои, ассоциации. Для меня это было абсолютно внове.
Работы переносили меня куда-то далеко, на восток, где я никогда не была. Но мне казалось, что где-то в глубинах памяти я всё это видела.
Уходить из Мастерской не хотелось, но и оставаться здесь долго было как-то неловко. Хвалить не получалось, хотя я понимала, что всё это очень талантливо. И что это - настоящее искусство.


Но на этом таланты в Таниной семье не закончились. Замечательный натюрморт, на который я сразу же обратила внимание, оказался выполненным Михаилом, сыном художников. Причем давно, во время его учёбы в Полтавской художественной школе. Дальнейшее художественное образование Михаил получил в Киевском институте декоративно- прикладного искусства. К сожалению, больше его работ я не видела. Надеюсь, что Татьяна восполнит этот пробел. Кстати, Михаил увлекается буддизмом, что очень приветствуется Татьяной. Узнав об этом, я поняла, почему рядом с Таней мне так хорошо и спокойно.


Не могу не упомянуть и о том, что Татьяна еще и прекрасный график. Оформляла многие книжно-журнальные издания. При желании, вы можете заглянуть на её страничку в ФБ, чтобы убедиться в том, что я абсолютно не голословна.


Пора было уходить из Таниного гостеприимного дома. Но еще один уголок её комнаты не был мною осмотрен, хотя он давно привлекал моё внимание. На диване были, в буквльном смысле, свалены предметы, которые всегда так нравятся женщинам - это были дамские сумочки.




Оказалось, что все они изготовлены Таниными трудолюбивыми ручками, и сейчас она готовила их для очередной выставки-продажи, которая была приурочена к какой-то дате. И вот тогда я задумалась, как всё-таки нелёгок Татьянин хлеб насущный.
Когда-то были ремесленные цеха, какие-то гильдии, где можно было приложить свои таланты и  творить, не задумываясь о том, как реализовать свои творения, чтобы жить нормальной жизнью: есть, пить, одеваться, путешествовать.... А что сейчас? Конечно,  есть Союз художников, где, наверняка, гарантированы и персональные выставки и социальные защита, и прочие жизненно необходимые условия существования её членам. А как быть не членам Союза художников? Как быть таким талантам, которые я увидела в этой простой киевской квартире? Стоять на жаре, или на морозе, обвешанной этими элегантными сумочками, предлагая их и свои прекрасные акварели, равнодушным прохожим? Завести аккаунт в Сети с предложениями своего нелегкого труда в надежде, что кто-то увидит и откликнется?  Неужели нет другого выхода? Неужели государство не может позаботиться о своём золотом фонде - о творческих людях, которые вносят разнообразие в нашу, довольно-таки, унылую и не очень легкую жизнь и несут нам своё видение прекрасного, что так помогает нам не только жить, но и радоваться этой жизни.


Когда я уходила , был уже поздний вечер. Татьяна проводила меня до автобусной остановки. Всю дорогу я думала о её нелегкой судьбе, о трудолюбии, о таланте, о неистребимом желании творить, и еще о том, что она, несмотря на все жизненные трудности, находит в себе силы  ни перед чем не опускать свои золотые, изящные ручки.
И еще я вспоминала её прекрасную и добрую улыбку, которая есть залогом того, что всё в  жизни ДОЛЖНО быть хорошо.



Да будет так!!!

Tags: живопись, красивое, цветы
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Цветущие комнатные

    В начале апреля дома, как и прежде, зацвели большинство фиалок. На подоконниках привычная картина, радует и удивляет каждый день. Бутоны…

  • Новости культуры за неделю

    Интересные публикации на новостных сайтах Надя Леже. Брошь Lune. 1970. Фото: Музеи Московского Кремля Драгоценный космос: Надя Леже в Музеях…

  • Весенний фестиваль цветов с 10 апреля в Аптекарском

    С 10 апреля в Москве в филиале ботанического Сада МГУ на Проспекте Мира "Аптекарский Огород" начнется Весенний фестиваль цветов. В этом году он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments