vittasim (vittasim) wrote in bellezza_storia,
vittasim
vittasim
bellezza_storia

Category:

Античные камеи в собрании Эрмитажа. Часть II

Античные камеи в собрании Эрмитажа. Часть I https://vittasim.livejournal.com/299110.html




Эроты мучают Психею в присутствии Диониса. Александрия I в. до н.э. Сардоникс. 1,8 х 2,4 см. Поступила в 1792 г. из собрания герцога Сен-Мориса (Париж). Ранее: в XVIII в.- в коллекциях Б. Дазенкуркур (Париж), Я. Нани (Венеция), в XV-XVII вв.-- в собрании Д. Гримани и его наследников (Рим, Венеция). Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Может пока­зать­ся, что рез­чик эпо­хи Клео­пат­ры VII задал­ся целью про­ил­лю­ст­ри­ро­вать эпи­грам­мы совре­мен­ных поэтов, настоль­ко бли­зок образ­ный строй сти­хотвор­ных мини­а­тюр и глип­ти­че­ских. Объ­яс­не­ние это­му — в суще­ст­во­ва­нии ныне утра­чен­ных стан­ко­вых кар­тин — осно­вы как «живо­пи­си в камне», так и эпи­грам­ма­ти­че­ской поэ­зии.
Под дере­вом полу­ле­жит Пси­хея, малень­кий эрот зала­мы­ва­ет ей руки и свя­зы­ва­ет их за спи­ной, дру­гой эрот, встав на алтарь, гото­вит­ся под­не­сти факел к ее кры­льям. Рядом, опи­ра­ясь на тирс, сидит юный Дио­нис, явный сообщ­ник эротов. Чет­ко выве­рен­ное рав­но­ве­сие харак­тер­но для ком­по­зи­ции кро­шеч­ной кар­ти­ны из ага­та: алтарь и кры­ла­тый божок с факе­лом, ска­ла и Дио­нис с тир­сом обра­зу­ют как бы сим­мет­рич­ные кули­сы для цен­траль­ной груп­пы, дере­во в цен­тре слу­жит осью ком­по­зи­ции. По-види­мо­му, эта камея вышла из мастер­ской рез­чи­ка Сост­ра­та.
Судя по надписям, добавленным на гравюры Э. Вико, изображение толковалось аллегорически: «Добродетель, побежденная страстью». По-видимому, и здесь, как во многих эллинистических камеях, в основе лежит утраченный памятник станковой живописи.



Жертвоприношение Дионису. Александрия I в. до н.э. Сардоникс. 3 х 2,4 см. Поступила в 1792 г. из собрания герцога Сен-Мориса. Ранее: в коллекции Я. Нани (Венеция). Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Види­мо, это фраг­мент более круп­ной мно­го­фи­гур­ной камеи: дви­же­ния и взгляды пер­со­на­жей явст­вен­но ука­зы­ва­ют на общий фокус их вни­ма­ния, что гово­рит об утра­те цен­траль­ной части ком­по­зи­ции и сим­мет­рич­ной груп­пы сле­ва. Сох­ра­ни­лись: сто­я­щая жен­щи­на с тир­сом, маль­чик с жерт­вен­ной кор­зи­ной и сидя­щий ста­рец с коз­лен­ком, совер­шаю­щий воз­ли­я­ние. Живот­ное, пред­на­зна­чен­ное к жерт­ве, тро­га­тель­но под­ня­лось на зад­ние ноги и поло­жи­ло пере­д­ние на коле­ни ста­ри­ка, оно, как и все участ­ни­ки сце­ны, обра­ти­ло взор к цен­тру, где, види­мо, над алта­рем воз­вы­ша­лось изо­бра­же­ние бога Дио­ни­са. Фраг­мен­тар­ность камеи не раз­ру­ши­ла ни смыс­ла, ни пла­сти­че­ской кра­соты сцен­ки — мож­но ска­зать, что, остань­ся слу­чай­но лишь фраг­мент «ста­рец с козой», и он один вполне был бы досто­ин наше­го вос­хи­ще­ния. Живо­пис­ная гам­ма камеи стро­го двух­цвет­на, толь­ко следы убран­но­го верх­не­го слоя при­да­ют корич­не­ва­то-розо­вый тон воло­сам, пле­чам и бед­рам изо­бра­жен­ных пер­со­на­жей.
В начале XVIII в. в инвентаре венецианского собрания Я. Нани камея описана так: «Сильван, сидящий под деревом, правой рукой козу, левой какие-то плоды, за ним --- стоящая женщина, которая в правой руке держит жезл, а левой - поддерживает корзину плодов, под которой виден идущий маленький обнаженный мальчик»


Жертвоприношение. I в. до н.э. Оникс. 1,2 х 1,8 см. Двухслойный оникс. 1,1 ×1,6. Пост. В конце XVIII в. из коллекции Б. Дазенкур (Париж). Ранее: в начале XVIII в.- в коллекции Я. Нани (Венеция), в XV-XVII вв.- в собрании Д. Гримани и его наследников (Рим, Венеция). Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж

Камея происходит из богатейшей коллекции эпохи Ренессанса, собранной кардиналом Д. Гримани в XV--XVI вв. В середине XVI в. в Венеции ее гравировал Э. Вико. В начале XVIII в. в инвентаре собрания Я. Нани она описана следующим образом: «Жертвоприношение, две фигуры, стоящие у алтаря: полуобнаженная женщина с патерой в левой руке и другая фигура, старца, стоящего напротив нее с вазой в правой руке, возливающего жидкость на алтарь; сбоку стоит амурчик, играющий на флейте» Правый нижний угол камеи обломан и восстановлен из золота.


Персей и Андромеда. Александрия I в. до н.э. Двухслойный оникс. 3,1 х 2,8 см. Поступила в 1782 г. из коллекции художника Рафаэля Менгса (Рим) Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Воз­мож­но, из мастер­ской Протар­ха вышла эта камея. Мастер «алек­сан­дрий­ско­го роко­ко» пре­вра­ща­ет миф в идил­ли­че­скую, теат­раль­ную сцен­ку: юный герой, как галант­ный кава­лер вре­мен мар­ки­зы де Пом­па­дур, пока­зы­ва­ет сво­ей под­ру­ге отра­жен­ную в воде страш­ную голо­ву Меду­зы, обра­щав­шую в камень любо­го, кто встре­тит­ся с ее взо­ром. Сце­на про­ис­хо­дит на цве­ту­щей лужай­ке. В цен­тре ее — круг­лый водо­ем. Чтобы уси­лить эффект про­зрач­но­го озер­ка, мастер с двух сто­рон силь­но утон­чил корич­не­вый слой ага­та. Одна­ко живо­пис­ные эффек­ты у рез­чи­ка явст­вен­но усту­па­ют пла­сти­че­ским, скульп­тур­ным.
Эта камея удо­сто­и­лась спе­ци­аль­ных упо­ми­на­ний в лите­ра­тур­ных источ­ни­ках и пись­мах XVIII в. Ею вос­хи­щал­ся Вин­кель­манн, Ека­те­ри­на II спе­ци­аль­но ого­ва­ри­ва­ет ее покуп­ку в соста­ве наследия Менгса, а когда камея при­бы­ва­ет в Петер­бург, удо­вле­тво­рен­но сооб­ща­ет Грим­му: «Камея с Пер­се­ем и Анд­ро­медой поме­ще­на в музее… она в самом деле близ­ка к совер­шен­ству».
Композиция камеи, несомненно, восходит к утраченному произведению станковой живописи, она несколько раз повторена в геммах, светильниках и фрезках.


Лань и Телеф. Малая Азия (?). I в. до н. э. Сардоникс. 1,9 × 1,8 см. Пост. в 1792 г. Из собрания Сен-Мориса (Париж). Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Камея сохранила поэтическую миниатюрную сценку, где всего два действующих лица — животное и ребенок. Но она восходит к утраченной картине художника Апеллеса«Геракл и Телеф», где было много фигур. Ее воспроизведение дошло до нас в геркуланской и помпейской фресках, эрмитажной инталии и в терракотовых облицовочных рельефах. В погибшей картине главным действующим лицом был Геракл, счастливо нашедший своего сына Телефа, которого, как Маугли или Ромула, вскормило дикое животное. Неизвестный резчик выбрал из всей картины лишь сцену, занимавшую ее правый нижний угол. Художественное чутье верно подсказало ему, что крошечная сценка может иметь самостоятельное значение. Возможно, камея заказана Митридатом VI, в начале I в. до н. э. перенесшим свою столицу в Пергам, а Телеф считался мифическим основателем этого города. Поверхность геммы частично разрушена, сбиты части ног животного.


Афродита и орел. Трехслойный сардоникс. Александрия. I в. до н. э.
2,7 × 1,8 см. Поступила в 1787 г. из коллекции герцога Орлеанского (Париж). Ранее: в кол­лек­ции П. Кро­за (Париж). Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Камея — под­лин­ный шедевр рез­чи­ка Сост­ра­та. Она может счи­тать­ся образ­цом «живо­пи­си в камне». Тем­ный фон чер­но-сине­го тона со свет­лы­ми вклю­че­ни­я­ми слов­но дает живо­пис­ное вос­про­из­веде­ние ноч­но­го неба, всю поверх­ность зани­ма­ет фигу­ра Зеве­со­ва орла, выре­зан­но­го в голу­бо­ва­то-сером слое. Перед ним сто­ит, под­няв голо­ву в поце­луе, обни­маю­щая его Афро­ди­та. Ее хруп­кая фигур­ка выпол­не­на в белых и теп­лых розо­ва­тых тонах. В XVIII в. счи­та­лось, что это — Геба, боги­ня юно­сти. Камея явля­ет­ся изящ­ным, как гре­че­ская эпи­грам­ма, выра­же­ни­ем взгляда на цар­скую власть: зем­ной вла­ды­ка (Клео­пат­ра VII) полу­ча­ет бла­го­сло­ве­ние небес­но­го вла­сте­ли­на.
Но, как во вся­ком под­лин­ном про­из­веде­нии искус­ства, эти­ми акту­аль­ны­ми аллю­зи­я­ми не исчер­пы­ва­ет­ся содер­жа­ние мини­а­тюр­но­го шедев­ра. В нем мож­но видеть и выра­же­ние темы могу­ще­ства люб­ви, кра­соты, чело­веч­но­сти, одер­жи­ваю­щих победу над самы­ми мощ­ны­ми и страш­ны­ми сила­ми миро­зда­ния.


Дионис. I в. до н.э. Сардоникс. 2,1 х 1,5 см. Поступила в 1786 г. из собрания лорда Беверлея (Алнвик Касл Англия). Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Камея сох­ра­ни­лась не пол­но­стью. Воз­мож­но, что это фраг­мент мно­го­фи­гур­ной камеи, кото­ро­му рестав­ра­тор при­дал само­сто­я­тель­ное зна­че­ние. Не сох­ра­ни­лись кисть левой руки бога, верх тир­са и атри­бут в пра­вой руке. Судя по осо­бен­но­стям сти­ля, камея была испол­не­на в алек­сан­дрий­ской мастер­ской Сост­ра­та. Абсо­лют­ная есте­ствен­ность пла­сти­ки и сво­бо­да дви­же­ний соче­та­ют­ся с тон­кой живо­пис­но­стью, кото­рой мастер доби­ва­ет­ся, утонь­шая верх­ний слой кам­ня и вызы­вая таким обра­зом мер­цаю­щее про­све­чи­ва­ние ниж­не­го тем­но­го слоя. Ожив­лен­ное дви­же­ние, жести­ку­ля­ция бога застав­ля­ют пред­по­ло­жить, что перед ним, види­мо, нахо­ди­лась пан­те­ра, кото­рую он поил вином из куб­ка, а вокруг него спра­ва и сле­ва нахо­ди­лись груп­пы его спут­ни­ков — сати­ров и менад. Воз­мож­но, тан­цуя, они хоро­во­дом окру­жа­ли ста­ту­ар­но непо­движ­ную фигу­ру сво­его пред­во­ди­те­ля.


Эрот-землепашец. I в. до н.э. Двухслойный оникс. Александрия. I в. до н. э. 1,4 × 1,1 см. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Сюжет камеи мож­но было бы назвать ина­че — «Нака­за­ние эрота». Зако­ван­ный в кан­да­лы, опи­ра­ясь на мотыгу, он явно удру­чен нака­за­ни­ем, кото­ро­му его пре­да­ли за про­ка­зы.
Похо­жий сюжет име­ет­ся на под­пис­ной камее рез­чи­ка Авла: эрот пред­став­лен там зако­ван­ным в цепи. Воз­мож­но, и эрми­таж­ная камея вышла из-под рез­ца того же масте­ра. На неко­то­рых инта­ли­ях подоб­ные изо­бра­же­ния соп­ро­вож­да­ют­ся над­пи­ся­ми: "Спра­вед­ли­во! Как ты посту­па­ешь, так и с тобою!" Это разъ­яс­ня­ет смысл изо­бра­же­ний нака­зан­но­го бога люб­ви.


Август, Ливия и Нерон. Рим.. Середина I в. Трехслойный сардоникс. Диаметр 8,3 см. Переработана дважды: в 50-е гг. III в. и в эпоху Возрождения. Поступила в 1926 г. из бывшего собрания Юсуповых (Ленинград) Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Дина­сти­че­ская камея, вышед­шая из мастер­ской рим­ско­го рез­чи­ка Ски­ла­к­са. Зака­зы­вая подоб­ный «мани­фест из ага­та», импе­ра­три­ца Агрип­пи­на, жена Клав­дия, наме­ре­ва­лась уве­ко­ве­чить пра­ва на трон сво­его сына Неро­на, при­над­ле­жав­ше­го, как и Август, к роду Юли­ев. Сам импе­ра­тор Клав­дий и его сын Бри­тан­ник при­над­ле­жа­ли к семей­ству Клав­ди­ев и уза­ми кро­ви с родо­на­чаль­ни­ком дина­стии не были свя­за­ны. Обо­жест­влен­ные Август и Ливия слов­но пред­став­ля­ли наро­ду закон­но­го отпрыс­ка и бла­го­слов­ля­ли «золо­той век» его буду­ще­го прав­ле­ния. Камея пред­на­зна­ча­лась для укра­ше­ния или жре­че­ско­го вен­ца, или леги­он­но­го зна­ме­ни. Ее под­верг­ли рету­ши спу­стя 200 лет, при новой дина­сти­че­ской ситу­а­ции. Авгу­сту и Ливии были при­да­ны чер­ты импе­ра­то­ра Гал­ли­е­на и его жены Сало­ни­ны (III в.). В XVIII в. этот ред­кий памят­ник - камея-«палимпсест» был отме­чен в Петер­бур­ге, в кол­лек­ции кня­зя Н. Б. Юсу­по­ва. Путе­ше­ст­вен­ник И. Бер­нул­ли писал: «Даже монар­хи не могут похва­лить­ся обла­да­ни­ем подоб­ной гем­мой!» В это время круглое отверстие центре камеи было закрыто золотой пластинкой, украшенной эмалью и мелкими рубинами (она так же, как и оправа, не сохранилась).


Друз Старший и Антония (?). Конец I в. до н.э. Поздняя надпись: Ἀλφήος συν Ἀρεθῶνι ([Гемма] Алфея и Аретона). Сардоникс. 2,5 х 2,1 см.Пост. в 1805 г. Из собрания Н. Ф. Хитрово (Петербург). Ранее: в коллекции Б. Монфокона и в библиотеке монастыря Сен-Жермен (Париж) Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Камея в течение сотен лет (по преданию - шестисот) считалась одной из самых почитаемых реликвий христианской церкви. Вот что пишет о ней антиквар Б. Монфокон, в чьих руках она находилась в начале XVIII в.: «Этот камень в течение долгого времени был выставлен как предмет религиозного почитания в церкви одного из монастырей Прованса. Он был соединен с тремя золотыми кольцами. Кольца и гемма считались тем перстнем, который был подарен св. Иосифом св. Деве во время их обручения. Народ приходил в этот монастырь толпами, к камню прикладывались. И это продолжалось в течение нескольких столетий. Один любознательный человек, посетивший церковь, прочел греческую надпись, которая находится между Германиком и Агриппиной, и указал монахам на то, что памятник этот -- языческий. Монахи, хранившие камень из-за веры в него, а не из любви к стяжанию, не замедлили отделаться от кольца и геммы, которую я и купил в собрании аббатства». Камея Монфокона хранилась в библиотеке основанного им монастыря Сен-Жермен де Прэ вплоть до эпохи французской революции; после пожара, случившегося в 1795 г., монахи продали камею русскому генералу Хитрово. Э. К. Висконти, составитель каталога собрания Н. Ф. Хитрово, счел надпись именами двух резчиков, а в изображенных ими лицах увидел Друза Старшего и Антонию. Л. Стефани и К. Беттигер в XIX в. утверждали, что в надписи упомянуты имена посвятителей. Камея исполнена, вероятно, Герофилом, сыном Диоскурида (близка подписной работе мастера из венского Художественно-исторического музея). Вертикальная трещина проходит между портретами Друза и Антонии, поверхность сильно разрушена.


Аллегория победы Октавиана при Акциуме. Портрет Октавиана, козерог, керикей, щит, дельфин, трезубец, алтарь и рука, держащая корабельное украшение. Надпись: OCT. CAES. AVG. TER. MA. RQ. VOT. PUB. (Октавиану Цезарю Августу [победителю] на суше и на море [по] всенародному обету). Рим 20-е гг. I в. до н.э. Сардоникс. 2,5 х 2,4 см. Поступила в Пост. в 1813 г. Из собрания Ж.-Б. Маллиа (Вена).Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
Камея так­же име­ет харак­тер офи­ци­аль­но­го зака­за. Победа Окта­ви­а­на над фло­том Анто­ния и Клео­пат­ры сде­ла­ла его вла­ды­кой мира. Все сим­во­лы, окру­жаю­щие юно­го пол­ко­во­д­ца, были пре­дель­но ясны для его совре­мен­ни­ков: Козе­рог — знак счаст­ли­во­го созвездия, тре­зу­бец Неп­ту­на, дель­фин и укра­ше­ние кор­мы кораб­ля, гово­рив­шие о мор­ской победе и вла­ды­че­стве над морем, сфе­ра и каду­цей Мер­ку­рия — сим­во­лы пол­но­власт­но­го гос­под­ства и изоби­лия и, нако­нец, алтарь с зажжен­ным на нем огнем — свиде­тель­ство бла­годар­ст­вен­ных жертв в честь победи­те­ля.
В новое вре­мя это­го, види­мо, пока­за­лось мало и появи­лась добав­лен­ная по окруж­но­сти над­пись, ком­мен­ти­ру­ю­щая все эти сим­во­лы: «Окта­виа­ну Цеза­рю Авгу­сту, победи­те­лю на суше и на море, по все­на­род­но­му обе­ту!». Камея кре­пи­лась на подвиж­ной опра­ве, остат­ком это­го креп­ле­ния явля­ет­ся сквоз­ное отвер­стие на обо­ро­те.


Август с рогом изобилия в руке. Фрагмент камеи. Рим І в. до н. э. Сардоникс. 3,1 X2,3. Пост. в 1787 г. Из собрания герцога Орлеанского (Париж), ранее – из собрания П. Кроза (Париж) На обороте бюст негра, вырезанный в эпоху Ренессанса. Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Фрагмент крупной камеи, в новое время подвергнутый радикальной ретуши. Судя по аналогиям, Август сидел на троне, рядом с ним могла помещаться богиня Рома — олицетворение римской державы. Рог изобилия, атрибут гения римского народа, намекал на изобилие, которое обещано подданным. Тончайшие нюансы резьбы заставили в XVIII в. французского ученого Мариетта приписать эрмитажную камею Диоскуриду. Ввиду сильной переработки судить о художественных достоинствах геммы, сохранившей лишь общую композицию первоначального портрета, невозможно.
На обратной стороне камеи в коричневом слое агата вырезан бюст негра в фас. Эта резьба подсказывает дату и возможное место переработки античной камеи. Подобные экзотические бюсты любили вырезать мастера Венеции в эпоху позднего Ренессанса. Таким образом, неизвестный венецианский резчик конца XVI в. отважился не только переработать резьбу древнего мастера, но и добавить на обороте камеи — собственную.


Друз Младший, сын Тиберия. 20-е гг. I в. Сардоникс в античной золотой оправе в виде медальона. 2,2 х 1,6 см. Поступила в 1879 г. из раскопок Пантикапея, найдена в погребении I в. (каменная гробница № 38 на горе Митридат). Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Сын императора Тиберия Друз Младший в политических и династических расчетах отца противопоставлялся Германику, усыновленному Тиберием по желанию Августа. Оба предполагавшихся наследника в результате тайной борьбы группировок были устранены с помощью яда. На основании близости с подписной камеей, хранящейся в Британском музее, эрмитажная гемма с портретом сына Тиберия может быть включена в число работ резчика Эпитюнхана, работавшего в придворной мастерской Юлиев-Клавдиев в первой четверти I.



Ливия. Фрагмент камеи. Сардоникс. Конец I в. до н. э. — начало I в. н. э. 2,7 × 2 см. Переработана в XVIII в. Пост. в 1805 г. Из собрания Н. Ф. Хитрово (Петербург). Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Камея исполнена мастером Гиллом. В «Описании гемм генерала Хитрово», составленном Э.-К. Висконти, о ней ска зано: «Фрагмент. Камея. Голова римлянки в профиль. Она, кажется, имеет сходство с Антонией, матерью Герма-ника. Блестящая работа» Нижняя половина камеи отбита и восстановлена в золоте, верхняя – слегка ретуширована.


Ливия. Начало I в. Рим Сардоникс. 4 х 3,1 см. Поступила в 1787 г. из коллекции герцога Орлеанского (Париж). Ранее: в коллекции П. Кроза (Париж). Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.

Порт­рет жены Авгу­ста выпол­нен в мастер­ской Дио­с­ку­рида. Его авто­ром был Гилл. Изо всех сыно­вей про­слав­лен­но­го авгу­стов­ско­го рез­чи­ка Гилл отли­чал­ся осо­бым ретро­спек­тив­ным сти­лем резь­бы. Он — после­до­ва­тель­ный клас­си­цист.
Хищ­но­му, пти­чье­му про­фи­лю Ливии он сумел при­дать несо­мнен­ную кра­соту и клас­си­че­скую закон­чен­ность. Камея пока­зы­ва­ет, что и Гилл не был чужд коло­ри­сти­че­ских экс­пе­ри­мен­тов: види­мо, чув­ст­вуя монотон­ность скуч­ной двух­цвет­ной гам­мы, он обра­тил­ся здесь к сво­его рода «нега­тив­ной» тех­ни­ке. В верх­нем белом слое выре­зан лишь лав­ро­вый венок, в то вре­мя как лицо и фон испол­не­ны в ниж­нем, корич­не­вом слое кам­ня. Фон чуть сла­бее тоном, за счет утонь­ше­ния слоя ага­та он бли­же к крас­но­ва­тым оттен­кам. Силь­ная поли­ров­ка при­да­ет меда­льер­ную закон­чен­ность и холод­ность офи­ци­аль­но­му изо­бра­же­нию импе­ра­три­цы. Гра­фи­че­ской вир­ту­оз­но­стью отли­ча­ют­ся вол­ни­стые пряди волос и склад­ки одежд.

http://ancientrome.ru/publik/art/neverov/ac/ac01.htm
Неверов О. Я., «Античные камеи», издательство «Искусство-СПБ», СПб, 1994.


Tags: античность
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Лето в ботсаду

    Летом в ботсаду удивительная пора - цветы и вживую на территории парка и бесконечных выставках в павильоне (лилии, флоксы, клематисы, монарда, розы…

  • Новости культуры за неделю

    Интересные публикации на новостных сайтах Запасник Лувра во время опасного повышения уровня воды в Сене. 2016 год. © Thierry Chesnot /…

  • Лето на Измайловском острове

    На Серебряно-виноградном пруду в Измайлово все также живописно. У берега со стороны бывшего Черкизона обустроили утиные домики. Их окупировали…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments